ВРАЧИ УДИВИЛИСЬ: «ЧУДЕСА!»

     Недавно я был в кремлевской больнице, куда по воле случая с инсультом попал мой близкий приятель. Я спросил заведующего отделением: «Какие у моего друга шансы выжить?»Запомнился ответ врача: «А что вы хотите услышать? Мы все умираем. В основном от рака, инфаркта и инсульта. Ну, и по чуть-чуть от всех других болезней. Вы от чего предпочли бы?»Такие замечания или мгновенно забываются — память отбрасывает неприятное как ненужное, — или врезаются в сознание навсегда. Я не мог их забыть...

     Поэтому, когда я услышал о том, что некий районный московский онколог доктор Филимонов успешно лечит рак способами нетрадиционной медицины - я, естественно, заинтересовался. Формально Владимир Юлиевич Филимонов - онколог Бабушкинского района Москвы. Но он иногда принимает и в медицинском центре «Аконит» того же района.

     Сотрудники центра рассказали мне истории об онкобольных, которые обратились к этому доктору с последней надеждой на выздоровление. Некоторые из них были прооперированы с диагнозом «рак», прошли химиотерапию и лучевую терапию, другие были признаны неоперабельными - безнадежными... Но все они благополучно живут много лет, несмотря на то, что врачи считали, что сроки жизни этих больных исчисляются двумя-тремя месяцами.

     Мне объяснили, что Филимонов высоко чтит официальную онкологию, но добавляет к ней медицину народную. И по каким-то причинам человеку делается все лучше и лучше, и чем дальше - тем его состояние становится все более обнадеживающим. Мне снова и снова подчеркивали, что речь идет о продленных годах. Мои собеседники были искренне восхищены Филимоновым.

     Тогда я попросил доктора самого познакомить меня хотя бы с одним из спасенных.

     Выбрали тяжелейший случай - пациентку, которой в четвертом главном управлении Минздрава был поставлен диагноз: злокачественная опухоль соединительной ткани желудка - 3-4 стадия. Диагноз был трижды подтвержден и не вызывал никаких сомнений. После его постановки врачи сошлись в убеждении, что больная проживет не больше 3 месяцев.

     Приговор был произнесен 9 лет назад. Почему он не свершился? Потому что все эти годы ее лечит доктор Филимонов. Чувствует она себя хорошо для своих 87 лет.

     Вместе с Владимиром Юлиевичем мы дошли до одного из переулков в районе Самотечной площади и позвонили. Дверь открыла худенькая старушка с гладкими седыми волосами и глазами, сиявшими, как у ребенка.

     - Ах, радость-то какая! - воскликнула она.

     - Здравствуйте, Алена Павловна! Счастлив видеть вас в добром здравии!

     - Доктор, родной вы наш, проходите, как же давно вас не было!

     - Не так уж и давно, всего 2 недели. Видите, я журналиста к вам привел. Да не пугайтесь так! Он не верит, что рак можно вылечить. А я ему говорю: покажу вам одну из своих самых «неизлечимых» больных. Вот по этой причине и прихватил его к вам.

     - Да вы садитесь-садитесь, вот сюда, - засуетилась старушка. - Чай? А вы сладкое любите? - и она солнечно улыбнулась. - У нас тут пирог имеется. Сейчас я могу все есть... Да вы не стесняйтесь. Чай нам не помеха.

     - Так вот, в 1988 году у меня обнаружили рак молочной железы. Удалили грудь, и все было тихо восемь лет. Но в 1996 стал болеть желудок, и как! Словами не передать!
Врачи сказали, что у меня желудок покрылся язвами. Нужно освободиться от них - сделать операцию.
От хирургии я отказалась, а на химиотерапию они все-таки меня уговорили. От этой химии я даже облысела. Видите? - старушка прикоснулась тонкими пальчиками к волосам, по-моему, так вполне густым и уж во всяком случае, уложенным в безукоризненную гладкую прическу стального цвета.

     - Но у вас идеальные волосы! - улыбается Филимонов.

     - А раньше-то были джунгли! - настаивает пациентка.

     Я отвлекаюсь от их реплик, перед глазами вновь всплывает моя мама, скончавшаяся от рака. Вспоминается, как при первых приступах чудовищной боли мы пошли к онкологу, и врач сказала: «Не отнимайте у меня время, в очереди полно настоящих больных». А при второй волне приступов, случившейся через 2 месяца, - та же врач отрезала: «Поздно. Вы пропустили время. Все кончено». От этих слов все внутри у меня оборвалось. Помню, как вел маму по лестнице, чтобы усадить в машину и отправить в больницу, и мама плакала: «Но почему я? За что? Я не хочу умирать, не надо». Слезы катились из ее глаз, и рука дрожала в моей руке, и я чувствовал, что происходит нечто неотвратимое...
...Возвращаюсь к действительности, в разговор включается дочь Алены Павловны:
- Действительно, страдания у мамы были адские, на уровне пытки... Онкологи сказали: «Она - не жилец».
Тогда-то добрые люди и нашли для нее доктора Филимонова. Он уточнил диагноз и взялся за лечение. Через полгода врачи-онкологи приехали с обычным контролем и не смогли скрыть удивления: безнадежная больная еще жива. Пощупали, помяли, померили давление, сделали ЭКГ... Все нормально и как это понять на финальной ступени лимфосаркомы желудка?... Посетили нас через полгода - пациентка жива!- А последний раз, - дополняет хозяйка, - приехали и вовсе никакого лекарства не предложили. Я даже возмутилась: «Вы, говорю, мне ничего не выписали». А они: «Ничего и не надо! Вы здоровы!» «А как, - спрашивают, - вас лечили? Кто вас лечил?» «Да кто - вот он и лечил, доктор Филимонов». - «Чудеса», - говорят. И вот уж девятый год живу и радуюсь! 6 июля 87 лет стукнет. Ничего не болит, аппетит есть. Стул, правда, бывает только через день.

     - А вы так, Алена Павловна, - вмешался доктор, - с вечера заваривайте финики, курагу и чернослив из расчета на 10 штук сухофруктов каждого вида - 1 стакан кипятка, и утром этот компот выпивайте и съедайте.

     - Доктор, все хорошо, но зрение падает.

     - Купите чай «Мате» - простой, без добавок, - заваривайте без лимона и делайте примочки: 1 чайную ложку с верхом на 1 стакан кипятка. Дайте завариться в течение 10-15 минут и кладите эту ватку на глаза.

     - И еще, Владимир Юлиевич, вы уж извините, родненький, но правое ухо очень болит.

     ...Когда мы попрощались с хозяйкой и вышли - у меня мелькнула мысль, что я вошел в эту квартиру с человеком, которого воспринимал, как обычного медика, - а вышел с земским врачом, из тех, что знали вас наизусть и «с ходу» лечили буквально каждый ваш недуг. Это, признаюсь, добавило мне доверия к доктору Филимонову.

     - Владимир Юлиевич, как и чем вы лечили Алену Павловну, конкретно? Этот опыт можно передать читателям газеты?

     - Конечно. Основными были сборы: например, противоопухолевый иммунномодулирующий состав. Он состоит из множества лекарственных трав и свежевыжатых соков березы бородавчатой и красного лугового клевера. Чтобы соки быстро не прокисли - добавьте к 100 г смеси соков 50 г аптечной настойки пиона. Пусть соки составят 5 частей от общего объема сбора. Затем добавьте к ним 3 части подорожника, по 2 части чаги, цветов и листьев татарника, трав буквицы прямостоячей, зверобоя, вербены, луговой герани, цветов посевной гречихи, шишек хмеля, корней чернобыльника, сабельника болотного, солодки, листьев и корней лесной земляники, плодов жостера слабительного, почек сосны, корней майской двудомной крапивы, лабазника, коры молодых побегов ивы и осины, смолы корневищ ферулы вонючей и по 1 части цветов горной арники, корней иссыккульского аконита, листьев барвинка малого, коры и почек березы, цветов и семян болиголова крапчатого, дурнишника зобовидного, цветов и побегов кирказон-ломоноса шестилепесткового, марьина корня, корней окопника, омелы белой, зелени молодых побегов туи и сока чистотела. Вместе со свежевыжатыми соками, эти растения - основа состава и отвечают за 90 процентов лечебного действия.

     Залейте 300 г смеси из указанных корней, травы и цветов этих лекарственных растений 650 г водки, настаивайте 40 дней в темном месте, процедите и пейте от 10 капель до 1 ч. ложки от 2 до 4 раз в день независимо от еды. Точная дозировка и число приемов микстуры в день назначаются в зависимости от веса больного, возраста и многих других характеристик его заболевания и состояния.

     Конечно, все эти растения достать непросто.

     Разумеется, все 9 лет после постановки диагноза мне надо было предупреждать обострения сопутствующих хронических заболеваний. Да и основной диагноз не снят, просто достигнута стойкая ремиссия. Поэтому должно быть строгое соблюдение диеты и всех лечебных процедур.

     Что разрешено? Все основные виды лука - фиолетовый репчатый, лук-перо, порей и слизун. Черемша и чеснок. Из овощей - морковь, свекла, красные болгарские перцы, томаты и их сок, кабачки, тыква, патиссоны, белокочанная и краснокочанная капуста, цветная капуста, морская капуста. Зелень годится вся, кроме спаржи, щавеля и шпината, - они нежелательны. Из ягод нужны вишня, черешня, земляника, клубника, черная смородина, клюква, калина, брусника. Из фруктов прежде всего целебны груши во всех видах - свежие, сок, компот, отвар сухих плодов, детское пюре (но надо знать, что сочные сладкие груши нужны для послабления желудка и кишечника, а терпкие и вяжущие закрепляют кишечник), яблоки,гранаты, персики, абрикосы, хурма, бананы. Из цитрусовых - лимоны (до 0,5 лимона в день), из лекарственных растений - плоды шиповника (из них надо делать напар). Из круп советую геркулес - ячменные хлопья, перловую и ячневую. Из молочных рекомендую био-бифидо-продукты, биокефир, свежий творог домашнего приготовления, ацидофилин.

     Из зеленных трав - фенхель, цикорий и иссоп. Из медов - лабазниковый,каштановый,клеверный и кипрейный. И из чаев - хороший зеленый без отдушек.

     Чего нельзя? Плавленые сыры, ряженку, молоко, сливочное масло, селедочное масло, майонезы, готовые соусы и кетчупы.

     - Зависит ли что-нибудь в вашем лечении от больного?

     - Да, и очень многое. Самые большие неудачи случаются, когда больной ожидает, что прилетит доктор Айболит на голубом вертолете, а он - больной - ничего не будет делать.

     Позиция пациента должна быть другой. Он обязан в борьбе против рака быть первым союзником врача. Не «просто» и не слепо принимать назначения, а грамотно и последовательно добиваться от врача «подгонки» или, если хотите, «заточки» лечения под свою - именно под свою - индивидуальность.

     Разумеется, ваши вопросы должны быть умными. Умные вопросы дорогого стоят. То есть необходима совместная работа онкобольного с онкологом. Это именно работа. Причем тяжелая.

     Цена ее - ваша жизнь.

     Александр МИДЛЕР.